Владимир леонидович башкиров

Башкиров, Владимир Леонидович


Бесплатная юридическая консультация:

Башкиров Владимир Леонидович (28.1.1952 — 27.5.1997 [1] ) — советский, российский альпинист, лучший российский высотник [2] . Мастер спорта СССР по туризму — 1979, Снежный барс — 1988, Мастер спорта международного класса — 1991.

Оглавление:

Награжден орденом «Эдельвейс» первой степени. Прошел 52 сложных стенных маршрута в СССР и России, 10 маршрутов в Гималаях.

Получил образование в Московском физико-техническом институте. Работал научным сотрудником в Московском научно-производственном объединении «Энергия».

26 октября 1991 г. — пик Аннапурна (8091 м.) по Южной стене.

16 мая 1993 года — Эверест (8848 м.). Это и последующие без кислорода.


Бесплатная юридическая консультация:

14 мая 1995 г. — Дхаулагири (8167 м).

23 мая 1996 г. – Макалу (8463 м.) по северо-западному гребню.

23 сентября 1996 г. – Чо Ойю (8201 м.) северо-западный склон.

10 октября 1996 г. – Шиша Пангма (8013 м.) с севера.

26 апреля 1997 г. – Эверест (8848 м.) с Южного седла.


Бесплатная юридическая консультация:

26 мая 1997 г. – Лхоцзе (8516 м.) с ледника Кхумбу.

Погиб от остановки сердца 27 мая 1997 года во время спуска с горы Лхоцзе (8501 м) в Гималаях.

Источник: http://www.wikiznanie.ru/wp/index.php/%D0%91%D0%B0%D1%88%D0%BA%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2,_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80_%D0%9B%D0%B5%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

11 лет назад, 27 мая, при спуске с вершины Лхоцзе умер Владимир Башкиров

«Да не смеет никто судить Икара за его безумный полет, как не смеет судить и Солнца, растопившего ему крылья»

Даниил Андреев «Роза Мира»


Бесплатная юридическая консультация:

О Владимире Башкирове рассказывает его тренер — Владимир Дмитриевич Кавуненко, МСМК по альпинизму, Заслуженный спасатель РФ, Заслуженный тренер РСФСР.

«. В 1975 г. в Московский «Спартак» пришла группа студентов из МФТИ. То, что лидер этой группы Володя Башкиров, было видно невооруженным глазом. После первой поездки в горы этой группы я получил хорошие характеристики на всех ребят. Особенно выделяли В. Башкирова. Отличный скалолаз, надежно организовывает страховку, пользуется авторитетом у товарищей.

В 1977 году Володя Башкиров был заявлен в основной состав на первенство СССР по альпинизму. После прохождения заявленного маршрута (по стене пика Лукницкого) стало ясно, что Володя созрел и как мастер и как руководитель любого альпинистского восхождения.

В 1978 г. во время первовосхождения в рамках чемпионата СССР Володя получил серьезную травму головы. Мы его спустили и отправили в Хорог в больницу, а сами вернулись на заявленный маршрут. Через два дня нам сообщили по рации, что Башкиров сбежал из больницы и рвется на восхождение.

В этом же году на стенде «Трапеции» (Западный Кавказ) к нам в палатку пожаловала шаровая молния. От непосредственных контактов с этим фосфорическим шариком погиб Олег Коровин, а остальные с многочисленными ожогами 4-й степени попали во Всесоюзный ожоговый центр. Нам предложили оформить инвалидность, но мы решили, что это не для нас, и начали готовиться к следующему сезону.


Бесплатная юридическая консультация:

Володя прочно занял лидирующее место в команде «Спартак» но, как все альпинисты, он мечтает о Гималаях. В первую Гималайскую экспедицию Володя не попал. Он не теряет надежды, много ходит в горы и успешно тренируется. И вот 26 октября 1991 г. Володя поднялся на свой первый восьмитысячник – пик Анапурна (8091м) по Южной стене.

16 мая 1993 года Володя на высшей точке Планеты — на вершине Эвереста (8848м). Это и все последующие восхождения он совершил без применения кислорода. 14 мая 1995 г. Володя на вершине Дхаулагири (8167м). А то, что происходит дальше, не имеет аналогов в мировой практике альпинизма. Посмотрите на плотность восхождения на восьмитысячники:

• 23 мая 1996 г. – Макалу (8463м) по С.З. гребню • 23 сентября 1996 г. – Чо Ойю (8201м) С.З. склон • 10 октября 1996 г. — Шиша Пангма (8013м) с севера • 26 апреля 1997 г. – Эверест (8848м) с Ю. седла • 26 мая 1997 г. –Лходзе (8516м) с л. Клумбу

Вдумайтесь: от мая 1996 г. до мая 1997 года пять восьмитысячников и все без кислорода. Ни один человек в мире ничего подобного не сделал, и вряд ли этот рекорд будет повторен. Во время восхождения на восьмитясячник, кроме преодоления технических сложностей, необходимо заставить организм активно работать при колоссальном кислородном голодании. Для этого нужна огромная сила воли. У Володи желание и сила воли была настолько велика, что на спуске с вершины Лходзе организм не выдержал и сердце остановилось.

За высокие спортивные достижения, за верность и преданность альпинизму Владимир Башкиров награжден орденом «Эдельвейс» первой степени. Каждый год в мае проводятся соревнования по скалолазанию памяти Володи Башкирова, его именем назвали клуб скалолазов в Королеве. Его знают, помнят и любят! Он всегда был и остается с нами!»


Бесплатная юридическая консультация:

Обычно, 27 мая мы собираемся, чтобы вспомнить. В этот раз Наталья в Непале, Саша Семенов не позвонил. Время идет. Даже такие выдающиеся люди, как Владимир Башкиров забываются. Такова правда жизни.

Но у Володи взрослеют сыновья. Андрей, учится на Физтехе и очень похож на Володю. В горы он тоже ходит. Помянем! Володя, Царствия тебе Небесного!

Светлая память! Володя-образец-того,как надо готовиться к восхождениям на Горы! Неоднократные победы в» Лыжной гонке альпинистов на приз Игоря Ерохина» в Москве свидетельствовали о его возможностях. А то,что вершин только пять за год-говорит об ограничениях финансовых и организационных,а не физиологических. Вспомните: Белопухов А.1958г «Подайте мне все 14 восьмитысячников,и я пройду их траверсом!

Володя Башкиров был морально и физически не слабее,и говорить о пяти 8000-ках в год как причине смерти-некорректно!

Володя (Богданов), ты неправ про «забываются», это невозможно. В этот день я всегда в одиночку тихо пью за Вову, так было и в этот раз. Просто тоска не всегда позволяет выбраться в люди — прости, что не позвонил. Вот хотел перечитать сегодня старые материалы о нём, и наткнулся на твой пост на этом сайте.


Бесплатная юридическая консультация:

Вспомнил, как в октябре 1992 г. мы сидели с Вовой вечером в Лете, и он сказал, что ровно год назад стоял на вершине Аннапурны (это напротив, как ты знаешь), и надо это отметить. Заказал всем, кто сидел в зале, выпить. Хозяйка расспросила, и ненадолго вышла, а когда вернулась, объявила всем, что среди нас присутствует человек, который ровно год назад поднялся на Аннапурну, и повязала ему на шею белый платок. Народ зааплодировал и подходил чокаться и расспрашивать весь вечер и наутро, пока мы не ушли. Такой вот сентиментальный случай с несентиментальным Вовой.

А ещё всегда вспоминаю в этот день, как когда мы с тобой провожали его весной 1997 г., он, уже пройдя таможню, крикнул тебе: «Привези Семёнова!» — Договаривались встретиться в базовом лагере в начале мая между Эверестом с индонезийцами, будь они прокляты, и Лхоцзе. Я так и не смог поехать, и до сих пор свербит какое-то смутное чувство вины: помнишь ту бабочку из рассказа Брэдбери? — Если бы я всё-таки сумел тогда прилететь, то, возможно, и другие события пошли бы по другой мировой линии. Это были последние его слова, которые я слышал.

Спасибо тебе за память! — Саша Семёнов

Представлю общественности: Александр Семенов известный переводчик со многих языков, бывший физтех — одногруппник Володи Башкирова и просто замечательный человек.

Как не вспомнить странный треккинг 3-х физтехов: двух слабо подготовленных чайников (мы с тобой) под предводительством ЗМС-а в прекрасной спортивной форме. Но сзади нас теснила еще более странная компания под предводительством Ирины Миллер и Слотюка. В компании были Сенаторов, Елагин, какой-то известный вор в законе и другие выдающиеся личности. 92 год — время изменений и больших надежд.

Помню, как ты возвращался в селение последней ночевки за забытым кошельком из Покхары на мотоцикле. Прекрасно помню вечер в Лете и Володин триумф . Блин, надо встретиться, что ли.

Бесплатная юридическая консультация:

Нет, мы были в разных группах, но жили в одной комнате в общежитии на старших курсах, Вова на моих глазах начинал бегать на тренировки на церковь :), и тогда были первые разговоры о сути альпинизма, а также увлечение шампанским: тому, кто ехал в Москву, мы заказывали шампанского, а потом молча пили его в полумраке под Окуджаву :). На шестом курсе у нас действовало соглашение по умолчанию типа «в 6 часов вечера после войны», которое заключалось в том, что вечером предполагалась большая вероятность встречи в кафе-мороженом напротив Елисеевского на втором этаже, и эта конвенция многократно срабатывала! Нонешнему поколению, испорченному мобильниками, дико представить себе эту ситуацию, но особо талантливые могут напрячься, и представить, какова должна была быть эффективность такой договорённости и реальное увлечение шампанским, чтобы реализоваться в реальных встречах там! Впрочем, у меня было много возможностей убедиться в том, что договорённость с Вовой — всё равно, что с собой: чего стоит эпизод, когда он уже в сумерках наугад вышел мне навстречу на ледник с 4200 под Ленина, угадав, что задержка связана с плохим самочувствием.

Я нисколько не преувеличиваю: набегавшись по Москве, к вечеру заходишь в «Север» (кажется, так называлось заведение), заказываешь бокал с мороженым, и черезминут видишь, как по лестнице поднимается Вова :). Странное, конечно, увлечение, потому что, как мы быстро экспериментально выяснили, после двух бутылок советского шампанского на душу населения на языке возникает чёткое ощущение сырой картошки :). Это был скорее символ воображаемой красивой жизни :).

Да, необычный поход: когда бы ещё у Вовы нашлось время и возможность две недели гулять с двумя лентяями-самоучками по Непалу! Просто собирались тогда всей толпой в Тибет, но не случилось с визами, и решили пройтись до Джомсома и обратно. Вова, лучше зная своих коллег, предвидел, что они не пройдут дальше Горипани по причине тяжёлого похмелья, превосходящего все проблемы кислородного голодания на 8000 :), и сразу отделился с нами как не способными выпить столько, сколько могут мастера спорта по альпинизму, и так случилось это удивительное путешествие. Помнится, Вася тогда, догнав нашу троицу, сказал, что издалека у него было полное впечатление, что два крутых гида ведут клиента, и на клиента выглядит как раз Башкиров :).

Тогда же, разглядывая Даулагири, он впервые заговорил о желании зайти на неё в одиночку — идея, к которой он позже несколько раз возвращался. Возможно, я раскрываю тут небольшой секрет, но это факт. Не состоялось, поскольку тогда деньги были существенным фактором, а теперь БАСК легко мог бы поддержать любые его проекты.

Блин, есть вещи, которые я никогда себе не прощу: поддался на любопытство к Коканду, и не остался наблюдателем, когда после сборов Вова с В.Кавуненко решили «просто так» сходить на Искандер, а позже поддался текущей суете, и не поехал в компании Вовы и В.Кавуненко на Эльбрус и Казбек, поддавшись типичной иллюзии, что щас разберусь с текущими проблемами, освобожусь, и тогда. Даже стыдно писать на альпинистском сайте, что я, абсолютный лох, мог отказаться от предложения пойти в такие места и в такой компании! А ведь Вова, который никогда ничего никому не навязывал, мягко намекнул мне пару раз, что это — интересная возможность, и имеет смысл пренебречь на пару недель суетой. В.Кавуненко — учитель и друг Вовы, и я как бы формально понимал, какая честь мне оказана по блату, но это дурацкое ощущение, что жизнь вечна, сильно подвело.


Бесплатная юридическая консультация:

А ведь могла вот в такой неожиданной форме буквально реализоваться та шутка Васи Елагина насчёт двух крутых гидов, ведущих лоха-клиента. 🙂

Надо бы сделать Вовин сайт, собрать воспоминания и выложить его съёмки. Он сам занимался подобной работой последний год по поводу знаменитых альпинистов предыдущего поколения. У меня ощущение, что в случае с Вовой дело не в сентиментальных воспоминания, которые есть у всех и по поводу множества хороших людей.

Мне кажется, Володя Башкиров сделал нечто важное для понимания жизни для множества людей, и сам по себе альпинизм тут ни при чём: обнаружив в себе страсть к деятельности, которая была далека от его формального пути в жизни (как он говорит в своём интервью НТВ на крыше гостиницы в Катманду в тот злополучный период ожидания шефа индонезийской госбезопасности, «так получилось, что жизнь меня поставила на этот путь. «), он не испугался, и полностью переключился на эту деятельность, сознательно принеся ей в жертву всё. Абсолютно всё. Многие мечтают об этом, но мало кто это делает. И боги заметили эту его самоотверженность, и оставили его у себя.

Источник: http://www.risk.ru/blog/3864

Досье

Как писал в своей рецензии редактор журнала «ЭКС» Сергей Шибаев: «Книга Александра Рождественского посвящена одному человеку — выдающемуся альпинисту Владимиру Башкирову. Автора и героя свели юность, физтех и горы. Автор описывает становление героя — из юноши, который когда-то с трудом мог подтянуться на перекладине, в альпиниста супер-класса, за одну экспедицию прошедшего в силу обстоятельств трижды(!) вверх-вниз южную стену Аннапурны(!), взявшего южную стену пика Коммунизма и втащившего в жутких условиях на вершину Эвереста трех таиландских спецназовцев. Богатая событиями и впечатлениями, жизнь инженера ракетно-космической корпорации «Энергия», покорителя 6 восьмитысячников, мастера спорта международного класса, отца двоих детей, трагически ушедшего в 1997 г. на склоне Лхоцзе, представлена читателю от начала и до конца.


Бесплатная юридическая консультация:

Почему берсерк? «Берсерк, — объясняет автор, — это герой, одухотворенный человек, которого божественный неукротимый дух ведет по жизни. Подвиг для него обычен и естественен». Автор много уделяет внимания этому древнему нормандскому понятию и людям, которых он причисляет к когорте берсерков.

Книга написана эмоционально. «Альпинизм проявляет как берсерков, так и сволочь. Оттого в альпинизме сволочи больше, чем в окружающей жизни». Авторские оценки не всегда видятся неоднозначными. Но каждый из нас имеет право на свое мнение. А чье вернее — рассудит жизнь.

Книга Александра Рождественского, безусловно, интересна. У нее есть один существенный недостаток — тираж всего лишь в 300 экз.»

К сожалению, у нас нет оригинальных фотографий из книги. Поэтому вы можете дополнить наше досье, если пришлете нам фотографии «в тему» с описанием по адресу .Текст публикуется на основе авторской рукописи, поэтому могут быть различия в тексте с выпущенной книгой.

Горы и люди трудно совместимы, но бывает, они притягиваются. «Противоположности суть дополнительности» — главный принцип Нильса Бора, который он ценил выше своего эпохального открытия (строения атома). Противоположности стремятся друг друга дополнить, они притягиваются между как , некоторые люди и горы.


Бесплатная юридическая консультация:

В начале лета грохот падающей лавины с камнями в кулуаре стены Большого Домбая по своей неотвратимой жути похож на передовую образца 1941 года Советско-Германского фронта, на котором ни я, ни Володя Башкиров никогда не были. Мы с Володей медленно спускались по воздушному и мокрому после снегопада скальному гребню Домбая, оба простуженные и больные, как вдруг дрогнул и загудел скальный монолит от удара лавины, сходящей ниже в кулуаре. Мы притихли и замерли. Похоже на войну. А у нас на данный момент было боевое задание — без потерь возвратится в лагерь. Что хочешь делай — но возвратись! Мы сами себе дали такой приказ и прилежно выполняли его, больные не то гриппом, не то чем-то похожим на грипп. Свистел ветер со снежком и дождем, вибрам на мокрых плитах гребня держал неуверенно, справа от острого гребня на полтора километра вниз падала северо-восточная стена, слева северо-западная , а мы играли в войну, на которой имели приказ придуманного командира — «возвратиться»! Приказ возвратиться «In corpore». Был ли путь по Домбаю частью другого пути по жизни — пути отбора — кто знает?

После более простых скал, ведущих к седлу Фишера стало ясно, что мы уже «за линией фронта». Дальше все в наших руках. Приказ выполнили и забыли. Нам предстояли часы спуска по кисельному снегу и осыпям с проскальзыванием. Предстояла долгая ходьба с легкими рюкзаками по темной южной ночи в дождь, прежде чем мы попадем в альпинистский лагерь и теплый мешок. Вот если бы мы были здоровы — тогда до лагеря можно было добежать за четыре -пять часов. А теперь нам придется двигаться по темноте как осторожная медицинская лошадь, и думать о чем захочешь.

Потом и я, и Володя поодиночке часто возвращались к этой военной игре, отдавая себе приказы. Я, бывало, воображал, что имею приказ от Башкирова пройти — «вот здесь» и возвратиться, он признавался, что иногда такой воображаемый приказ имел от меня.

Накануне выхода на Домбай мы с Володей долго разговаривали с инструктором альпинизма, фронтовиком, у которого в животе разорвалась разрывная пуля. Он выжил. Здесь, на гребне Домбая, мы легко поверили ему, что солдат на передовой без подготовки сходил бы в горы и даже зимой на Эльбрус, — был бы приказ. Это задание фронтовой боец воспринял бы как отпуск домой, потому что на передовой жизнь настоящего солдата от ранения до гибели измерялась часами.

В горах, как на войне. Погибают первыми, либо скованные страхом и неумелые, либо самые лучшие и самоотверженные, для которых дело и жизнь товарища дороже собственной жизни. Потом, после этого восхождения, у Володи было много гор, людей и судеб. Его жизнь — это жизнь берсерка. Швейцарский альпинист при слове «берсерк» с почтением снимет шляпу, швед почтет за честь выпить и поговорить с берсерком, немец как бы немного споткнется на этом слове, изменится в лице и задумается, англичанин скорее насторожится и посторонится слова, американец может вообще не понять о чем речь. Во времена Пушкина русские собеседники понимали слово «берсерк» без пояснений. Сегодня слово не понятно и о нем надо немного рассказать.


Бесплатная юридическая консультация:

Слушайте рассказ о берсерке Башкирове — альпинисте и человеке, дела которого остались с нами, как подвиги героев. Если сегодня о них забудут, не страшно. Они велики и никуда не денутся. В момент жизни, когда все понеслось на продажу, о берсерках не вспоминают. Но их жизни и дела остаются навсегда.

Башкиров Владимир Леонидович

В начале действительно было Слово. Как оно сделало альпинистом и берсерком Владимира Башкирова — это таинство, которое мне довелось немного увидеть, и о котором я попробую рассказать.

В комнате общежития факультета общей и прикладной физики (Физтеха) проходила невидимая черта…

Всякий кто входил в комнату, не имел права её переступать. Чтобы пройти, необходимо было вначале подтянуться на перекладине над порогом. Эта чудаковатость, устроенная альпинистами, была всем известна. Новых посетителей было мало, как и охотников подтягиваться, а постоянные посетители, не сильно обременённые установленным порядком, входили часто без стука.


Бесплатная юридическая консультация:

… Осенним вечером 1969 года в комнату постучали… Вошел невысокий стеснительный парень.

Я сразу узнал в нем студента-отличника, с которым недавно разговаривал в электричке по пути в Москву. Тогда я читал перевод описания Вальтера Бонатти о его соло-первопрохождении стены Дрю, а сидевший напротив симпатичный студент с интересом приглядывался к фотографиям в моих руках. Он запомнился. Чтобы на физтехе быть отличником, трудолюбия мало. Нужна божья искра. На младших курсах физтеха отличников единицы, они видны, они отличаются, потому и отличники. Мы познакомились, он представился Володей.

26.11.69 Володя пришел в альпинизм. Пришел потому, что собирался стать ученым, и увидел, что альпинизм этому по-своему помогает. 27.05.97 Сильнейший в мире альпинист-стенолаз Владимир Башкиров остался на склоне вершины Лхотце в Гималаях на высоте около 8 км.

… Вошел Володя. На перекладине он подтянулся с прыжка, — было ясно, что с виса не подтянется. Правда он был отличником! Мы не заметили, что Владимир Башкиров не смог подтянуться. Он просил взять его с собой на зимние сборы на Западный Кавказ. Зачем он пришел к нам? Зачем мы сделали исключение, зачем взяли его с собой — этого невозможно пояснить.

Прошел медленный Новый Год и быстрая зимняя сессия. Через два месяца мы встретились с Володей в горах Западного Кавказа на Алибекской хижине.


Бесплатная юридическая консультация:

«Не твердите эту фразу — будь счастливым целый век, нагадай мне лучше сразу зимний лагерь Алибек». Это не слова из песни, не фраза из Визбора, — это жизнь, а из жизни слова не выкинешь. Вечер за вечером при свечах на Алибекской хижине мы разговаривали с Володей на одну и ту же тему — можно ли совместить науку и горы. Другие темы его тогда не интересовали, меня тоже. Мы вышли из хижины на снежный наст, и продолжали разговоры.

Контуры гор ночью светятся. Особенно зимой. Это соединение высокогорного снега, лунного и звездного света. А места вокруг были такие, что горы сами говорили с нами, и пересказывали то, что слышали. В. В. Немыцкий и Нина Бари (известные математики) рассказывали у костра под алибекским ледником многое из области разведки человеческого духа. Рассказывали о том, как искали и нашли красивейшую вершину на Тянь-Шане (пик Сталинской конституции), и о том, что истина бывает только одна. Если задача допускает множество решений — значит все ложны . За перевалом в конце Домбайской долины, в Гондарае и Нахаре, Игорь Тамм гулял с Полем Дираком и говорили «нобелевские» физики о «монополе». Вечером мы стояли с Володей на подмороженном снежном насте у алибекской хижины и смотрели на долину.

Напротив нас на Большом Домбае, по стенному маршруту 5б по С. З стене сделал «первопроход» академик А. Д. Александров (математик, геометр) , и сегодня это самый посещаемый маршрут 5б среди всех сложных альпинистких «пятерок» в районе. Александр Данилович не только «действовал» в пространствах Александрова (термин в математике), но и с полным пониманием действовал в горах.

Внизу в Алибеке прогуливался по окрестностям самый «мощный» академик — Иван Матвеевич Виноградов (вождь мировых математиков, решивший проблему «Эйлера — Гольбаха» для простых чисел. Насколько эта проблема занимала умы людей, можно увидеть даже в рассказах прошлого века у знаменитого Козьмы Пруткова об известном математике бароне фон Гольбахе, к исследованию математических истин непрестанно свой ум прилагавшего). Завхозу Алибека запомнилось, что академик Виноградов всегда привозил с собой ящик коньяка, а академик Тамм — бутылку водки. Лучший в мире ЗРК (зенитно-ракетный комплекс) С-300 потому и лучший, что «работает» в соответствии с теорией чисел Виноградова.

Борис Делоне (геометр) почти каждый год (с 1953 по 1973 ) поднимался по «двойке» на Сулахат . С ним можно было поговорить в Алибекской хижине о том, как выглядит четырехмерное пространство. Он один мог рассказать, как оно выглядит! Это получалось у него феноменально просто и образно, когда он руками водил по горизонту на фоне гор. В сравнении с ним лекции на эту тему математиков Е. Б. Дынкина и Е. Б. Башкина не несли смысла.


Бесплатная юридическая консультация:

Однажды я был слушателем рассказа Б. Н. Делоне рассказывал, как Советское правительство обращалось к нему с просьбой (1934г.) поговорить с родственниками во Франции для установления между СССР и Францией более тесных дипломатических отношений. В то время ситуация требовала союза или сближения с Францией для обуздания Гитлера. (Пуанкаре и Делоне были потомственными, из поколение в поколение, премьер министрами и министрами иностранных дел Франции). И действительно, Борис Николаевич способствовал проекту договора о торговом и военном договоре с Францией, который связывал действия Гитлера и предотвращал 2 мировую войну (Премьер Франции Барту был застрелен за неделю до подписания договора в Марселе, а детальная киносъемка этого убийства оказалась в руках спецслужбы Англии и затем Германии).

По пути на вершину можно было поговорить с инструктором и академиком Никитой Николаевичем Моисеевым, одним из основателей и патриархом математического моделирования больших систем.

Однажды Никита (Николаевич) с отделением разрядников заблудился в тумане на горе Задняя Белалакая. Другая группа альпинистов (рук. Женя Цыбин ) спустившись по южному гребню Белакаи к условленному месту встречи, не нашла группы Моисеева, и пошла на поиски. Ночью на гребне группы встретились и угрожающий инцидент был исчерпан. Как обычно бывает в таких ситуациях, люди становятся друзьями на всю жизнь. Впоследствии Никита Николаевич использовал этот счастливый случай при разработке теории управления катастрофами. Ему и его сотрудникам удалось впервые в мире создать и просчитать модель взаимодействия суши, океана и атмосферы при обмене ядерными ударами США и СССР. Последствия ударов назвали «ядерной зимой». Доклад был прочитан в ЦК партии, в сенате США и папе Римскому по личной просьбе. Этот доклад вызвал такое неудовольствие военных корпораций США, что ближайший сотрудник Н. Моисеева был похищен в Мадриде во время научной конференции в 1984 году и не найден до сих пор.

Увидев в горах или внизу в лагере Алибек чудаковатого профессора физики атмосферы Александра Христофоровича Хргиана, вы могли шутливо спросить его — какой прогноз погоды на неделю.

Отсюда, от возвышенного края долины у алибекской хижины, были видны другие вершины, на которых начинал заниматься альпинизмом А. Карацуба, благодаря которому вычислители на ракетных комплексах, подводных лодках, атомных электростанциях , на столах в квартирах, где стоят персональные компьютеры, работают с фантастической, трудно вообразимой скоростью. Студент Толя Карацуба (ныне профессор, известный математик ) в 1961 году изобрел новый способ умножения чисел, применяемый сегодня во всем мире в компьютерах, во всех «персоналках», в операционных системах Майкрософт, в автоматах управления в самых быстрых и надежных системах управления в реальном масштабе времени. Все последние системы отечественной разработки работают на АЭС во всем мире, в США, в Канаде, во Франции, в ЮАР и, конечно же, в любезном отечестве. Это революционное открытие не помешало Толе серьёзно заниматься альпинизмом, быть одним из первопроходцев самых известных скальных стен в Крыму.


Бесплатная юридическая консультация:

Разговаривать на эту тему можно бесконечно. У Володи горели глаза. Ему не придется категорично решать, — ходить в горы или попасть в большую науку. Он тогда не сомневался, что выбрал науку, а альпинизм — как дополнение. Затем горы, как явление в его жизни, взяли верх над наукой. Володя мог стать большим учёным, а стал горным берсерком.

Вова родился на спец. поселении (лагере) около Караганды. В трудном детстве мать запрещала ему читать книжки (было много других забот) — оттого читать ему хотелось больше всего. И все дела хотелось ему совершить лучше, по самой высокой планке. Потому он поступил в самый сильный физический институт в мире, чтобы заниматься наукой. Божественный дух, отметивший таланты Володи своим присутствием, привел его из науки к другому земному делу — к альпинизму.

В последнюю ночь перед отъездом мы ночевали в «учебной» снежной пещере под алибекским ледником. Дул ветер со снегом, метель поддавала ветром, к ночи холодало.

Все было по-настоящему . Никто не прятался в хижину или пещеру, метель принимали за учебную процедуру. Володя Башкиров с Сашей Ерохиным (сын погибшего альпиниста Игоря Ерохина, памяти которого посвящается ежегодная марафонская лыжная гонка в подмосковье) никак не хотели признать работу над пещерой законченной, и избыток энергии направляли на преобразование рельефа вокруг пещеры. В то время как остальные залезли в спальники и слушали истории о смешных и страшных происшествиях, случающихся в горах.

Наутро, после ночевки в снежной пещере, все спускались с хижины после сильного снегопада. Тропа пробивалась лавинами в двух местах. При спуске на поляну тропа пересекает лавинный вынос из Сулахатского ущелья. Место называется «матильда». Башкиров шел последним. Только прошли конус выноса и отошли метров на 70, как «грохнул» воздух, и сошла огромная лавина, завалившая сзади тропу и половину «матильды». Башкирова обдало волной воздуха и снега, но никого не задело. Так прошел первый Володин выезд в горы и было получено грозное предупреждение.


Бесплатная юридическая консультация:

В Вове горела свеча. И в хижине, и в снежной пещере, и в институте, в работе и в горах! Вначале можно было только улыбаться, когда Башкиров «стал на лыжи» в первый раз в 19 лет и начал тренироваться. (Братья Знаменские впервые вышли на беговую дорожку стадиона , когда одному было 29, а другому 31 год ! ) Через несколько лет Володя выиграл лыжную гонку памяти И. Ерохина, которая относится к календарю профессиональных лыжных гонок. Невероятное трудолюбие, а главное внутренний дар , дух и устремленность, привела к тому, что Володя дважды выигрывал эту гонку, где участвовали профессионалы лыжники. Наверное, так и состоялся Башкиров, — современный берсерк в «альпике», специалист по высотным стенам, король высоты и терпения. Исполнитель сверхусилий и демонстратор сверхвозможностей человека. Скромный и не шумный, жесткий и последовательный, мягкий и сомневающийся.

Двадцать пять лет спустя его назовут альпинистом № 1 в мире и в России профессионалы, каждый из которых мог бы и хотел претендовать на это признание.

Его первенство и профессионализм признают друзья, недруги, завистники, учителя и ученики. Не многие выдающиеся спортсмены становятся основателями «школы» или лидером команды. Команда Башкирова (вначале как команда В. Кавуненко) в период 1984—91 г. стала самым грозным в мире добровольным «стеноистребительным соединением». Есть выдающиеся спортсмены в альпинизме. Они мало отличаются от выдающихся спортсменов в лыжах, гимнастике, борьбе, хоккее. А есть выдающиеся альпинисты (как выдающиеся хоккеисты), которые ни на кого не похожи, и вообще не похожи на выдающихся спортсменов. Таким были Геракл, Одиссей, Прометей. Таким был Башкиров.

Володя не исповедовал «экстрим» как цель, но по необходимости был пионером мирового альпинисткого экстрима в 80—90 годах, классным и последовательным исполнителем стиля. Один из моментов «экстрима» — преодоление по потолку скального карниза с вылетом около 22 метров на высоте 4200 метров в связке с Евгением Клинецким. Женя работал первым на подходе к карнизу и на постепенно увеличивающемся навесе , подводящем к карнизу. В начале потолка, пройдя по нему 10 метров, «порхнул» — сорвался с потолка«, выдернул при ударе 6 крючьев , пролетел около 17 метров по воздуху и ударился о вогнутое зеркало стены. Затем снова вышел на «потолок». Карниз нависал в середине маршрута — внизу 600 метров стены и столько же еще вверх (п.4810). Этот карниз был пройден на 2/3 (17м вылета) до горизонтального скола-сдвига, тянувшегося по крыше карниза к перегибу. По этому сколу выйти за карниз было более легко и безопасною. Дальше при движении по «потолку» принципиальных трудностей уже не было, т. к. на сколе крючья можно было забивать не в «потолок», а в вертикальную плоскость и щели скола. Казалось бы, карниз» взят«и далее по стене остается 2 дня нормального стенного хода до вершины. Но команда пошла вниз — приступ недуга у «начальника» команды (В. Кавуненко) определил другое решение — спускаться. Остался не превзойденный по скорости и сложности элемент на стене, на альпийской высоте — 17 метров пройденнонго карниза на стене за три часа (не считая вылета нависающей линзы перед карнизом ) и выход на легко преодолимую завершающую часть карниза.

Другой случай — первое преодоление части стены по 200 метровой почти вертикальной сосульке ( Ак-су , 1984), после чего этот способ ускоренного продвижения по стенам вдоль ледовых сосулек и наплывов стал употребляемым и все более «массовым». Этот способ позволяет увеличивать скорость прохождения стен со смешанным ледово-скальным типом рельефа. Прохождение сосульки в непогоду в темпе, который бывает только на соревнованиях, под угрозой обстрела, похоже на рок- н-ролл стене.


Бесплатная юридическая консультация:

Разница между вынужденным (естественным) экстримом и надуманным экстримом такая же, как между Элвисом Прэсли и «Биттлз». Первый создал не просто рок- н-ролл . Он создал стиль жизни под названием Рок- н-Ролл . Стиль рок- н-ролл в любви, в работе , в спорте, в науке. Этот стиль не надо было навязывать, его исповедовали все возрасты. Позже Биттлз был раскручен, как коммерческий проект, как часть направления рок- н-рола для молодежи. Оглушительный успех Биттлз — это успех Пресли. Пресли намеренно «убрали» — посадили на «иглу» ( по-другому невозможно «убрать» кумира) . Вторые убрали себя сами, после того как лидер Биттлз публично на балконе своего дома обоссал статую Христа. Так и экстрим. Естесственный экстрим может уступить место коммерческому. От этого он не умрет. Но коммерческий экстрим сам себе подписывает приговор. Стиль восхождений Башкирова по стенам — это «стиль рок- н-ролл ». Что это такое? Это не только скоростной стиль в ритме темпе, который не может сломать никакая непогода, с исполнением элементов экстрима. Это дух команды, дух горного берсерка, когда жизнь горного берсерка и всей команды подчинена идее прохождения стены, так же как идея рок- н-рола — не ломаться ни при каких камнепадах. Это тихий и не слышный взрывной рок- н-ролл , который оглушительно бьется в ушах и висках восходителя вместе с сердцем, как тонкий поддерживающий мир. Исполнение рок- н-ролла в горном вибраме для Володи было не модой, а стилем.

В далеком 1969 году альпинизм Башкирова начинался со «слова» на Алибекской хижине, и с тех человеческих искр, которые разгорелись в пламя, бушующее в душе берсерка. Пламя вдохновляет посвящённых и опаляет безучастных. Хорошо это, или плохо, нужно такое зажигательное пламя или нет, не мне решать. Но мы с вами уверены, что «если кто-то зажигает звезды, значит так нужно».

Источник: http://r-active.ru/r-xfiles/.html

Владимир Башкиров

Vladimir Bashkirov

Владимир Башкиров — актер театра и кино. Родился 20 декабря 1984 года в Харцызске, Украина.

Главные фильмы актера Владимира Башкирова

Краткая биография

О детстве актера мало что известно, а сведения о творческой деятельности ограничиваются списком фильмов, в съемках которых Владимир принимал участие. В 2005 году юноша окончил в Киеве школу-студию им А. П. Довженко и еще во время учебы начал играть в Киевском театре «Золотые ворота».


Бесплатная юридическая консультация:

В 2010 году Владимир решил дополнить свое образование в области режиссуры и поступил в КНУТКиТ им Карпенко-Карого на специальность «режиссура телевидения».

Башкиров известен больше как киноактер, снимающийся в основном в телесериалах. За десять лет актер участвовал в съемках более чем 20 фильмов и теленовелл. Особенно часто Владимира приглашают на съемки военных фильмов. Таков, к примеру, сериал «1942», где артист сыграл главную роль Мухи. Сюжет разворачивается в первые годы Великой Отечественной войны. По русским селам ходят карательные отряды и эсэсовцы. Кто может, убегает в лес и организует партизанские отряды. Избежать гибели удается лишь Мухе, красноармейцам и нескольким простым деревенским жителям, в том числе и женщинам. На фоне тяжелых военных условий между героями фильма завязываются нелегкие романтические отношения. «1942» — это история о жизни людей с душой, искалеченной войной, которые, несмотря на все ее ужасы, остаются способными на подлинно человеческие поступки.

Еще один сериал про военные годы, в котором играет Владимир Башкиров, — приключенческая мелодрама «Я тебя никогда не забуду», действие которой разворачивается в 1945 году, под конец войны с Германией.

В последние годы актер снимался исключительно в эпизодических ролях в телесериалах. Среди них «Дед» (2011), «Белая гвардия» (2012) и детективный боевик «Агент» (2013).

Кроме актерских способностей, Владимир хорошо поет, умеет держаться верхом на лошади и выполняет каскадерские трюки.


Бесплатная юридическая консультация:

Источник: http://www.ivi.ru/person/vladimir_bashkirov

Памяти Владимира Башкирова. Последнее завещание. Русский восьмитысячник.

Лхотзе-Средняя. Она возвышалась среди других вершин и не подпускала к себе. Ее пытались пройти многие, но она оставалась непоколебимой. Собирая материал у меня крутилось в голове: Последняя из восьмитысячников, как неприступная девица всех отвергала. Ее Коварство безмерно. Ее капризный нрав поражает.И все же горы ни в чем не виноваты. Они сами по себе. В гордом безмолвии.

Лхотзе-Средняя -это была мечта Владимира Башкирова. Его последняя мечта. И его последним завещанием.

В ГОРАХ НЕТ ЦАРСКИХ ДОРОГ

Жизнь и смерть Владимира Башкирова

Его жизнь была как олимпийская стометровка: стремительной, точной и яркой. А смерть? Ну что же, для альпиниста смерть в горах, под Эверестом, — уж лучше так!

Всего 45 лет жизни отпустила ему судьба. Их них 27 — в горах, в альпинизме, 12 лет — в Центре управления полетами, ЦУПе — в космическом НПО “Энергия”. Владимир Башкиров был способным математиком, окончил МФТИ, знаменитый и престижный “физтех”. Занимался разработкой программ для бортового компьютера космической станции.

— Компьютер — это же сердце станции, а мы создавали для него программу, — вспоминал позже Башкиров. — Была потрясающе интересная, живая работа. Представляете, мы сидим в своем ЦУПе под Москвой, что- то там придумываем, рассчитываем, и вдруг — все это в космосе работает. Из- за всего этого он, носитель секретов, долгое время был невыездным. Его и как альпиниста высшего класса мы открыли только в 1992 году, когда Башкиров у было уже сорок — в России талантливому человеку надо жить долго.

“Таких данных, от Бога, альпинистских и человеческих, как у Володи, я больше не видел”. Это слова его тренера Владимира Ковуненко.

В 1967 году, когда Башкиров учился в 8- м классе, на экран вышел кинофильм “Вертикаль” — про альпинистов. На всю страну разнеслись песни Высоцкого. Тогда и заболел горами Башкиров. Его духовным отцом стал легендарный альпинист Виталий Абалаков.

Однажды мне попалась книга “Энциклопедия альпинизма” на английском языке, которую составил Уолтер Ансворт. Там есть строки про идеального восходителя: “Если человек уверенно и безопасно лазает по скалам, к которым другие даже не могут подойти, — это выдающийся скалолаз, но не более.

Если он может быстро найти верный маршрут к цели в запутанном, перекрученном, никому не известном ледопаде, может безошибочно оценить ледовую и снежную обстановку, — это снежный мастер первого класса. Но и все.

Сочетание перечисленных качеств, плюс сила и храбрость, глубинные запасы воли, которые только возрастают под стрессом плохой погоды и при нагнетании трудностей и страха, — вот что делает человека великим альпинистом”.

Это — про Владимира Башкирова. Хотя я вовсе не хочу его идеализировать, тем более — делать из него икону. Живой человек со всеми страстями, он мог расслабиться от души, но, конечно, после горы; мог поставить на кон последние баксы в казино “Катманду” — где наша не пропадала! Честно сказать, поначалу, при первом знакомстве, меня даже слегка царапнула его бухгалтерски точная, строгая, педантичная расчетливость.

При все этом Башкиров был предельно четок, корректен в словах и делах. На Байконуре и на Памире, на орбите, куда запускал других, и в Гималаях. Смерть Башкирова в горах была его единственной ошибкой.

Но я не про смерть, а про жизнь. На его счету было семь гималайских “восьмерок”. Да он практически в одиночку удерживал лидерство в стране, был № 1 в рейтинге сильнейших.

Башкиров как- то сказал мне:

— В Европе и США прекрасно знают истинную цену нашим альпинистам, но помалкивают, своих превозносят. Однако же, когда весной 1996 года Анатолий Букреев спас нескольких американцев на Эвересте, об этом протрубила вся мировая печать. Мол, храбры русские, собой готовы пожертвовать ради спасения других. А вот непальцы любят наших в открытую, искренне. Говорят — у них, то есть у наших, добрая аура. Непальцы — народ скромный, живут бедно, половина страны ходит по горам в китайских кедах. А мы — народ широкий: садимся обедать — пожалуйте к нам. Добавлю к словам Башкирова. Альпинизм — это спорт правды. Как и все его друзья- восходители, Владимир всегда был джентльменом. Здесь судейства нет, и финишных ленточек на вершине не ставят. В горах своя этика.

Есть такая легенда. Когда Александр Македонский завоевал Сицилию, где жил Пифагор, он пришел к великому геометру, стал рассматривать его чертежи. И попросил: нельзя ли объяснить эти чертежи попроще?

— В геометрии нет царских дорог, — гордо ответил ученый.

Так и в горах. Альпинизм — истинно демократичный вид спорта. На горной тропе сегодня, как и пятьсот лет назад, можно встретить студента и академика, новичка и “снежного барса”, шагающих рядом монаха и Его Высокопреосвященство.

В горы ходили многие великие люди. Франческо Петрарка и Иоганн Вольфганг Гете, папа Пий П, Александр Суворов, Петр 1, Пьер де Кубертен, Марк Твен, наши академики Александр Александров, Рэм Хохлов, Александр Балдин, физик Макс Планк, Василий Кандинский, короли Бельгии Леопольд Ш и Альберт 1.

Вот и мой герой. Замечательный специалист космонавтики Владимир Башкиров честно прошел свой путь ножками — как все. И где? В Гималаях, то есть в горах запредельного риска, в тяжелой потной работе. Как у всякого бывалого альпиниста, у него было словно два лица. Одно — круглое, пожалуй, даже простецкое. Это, конечно, на равнине, в Москве, в суете нашей жизненной круговерти. И другое, думаю — подлинное. Лицо, как бы стесанное высотой, скулы обуглены ветром — усталое лицо альпиниста, победителя.

Он знал: к вершинам гималайских восьмитысячников добирается только каждый седьмой из стартовавших. Но он- то всегда был тем седьмым, который добирался. Всегда — до того окаянного, последнего дня в мае 1997 года.

Ранней весной он улетел в Непал готовить очередную экспедицию. На этот раз предстояло одолеть подъем на последний непройденный гигант Гималаев — пик Лхотзе- миддл высотой 8430 метров. Эта вершина все еще ждет своего Колумба.

Представим себе гигантскую трехзубую пилу. Три зубца — три вершины, первая — Лхотзе- главная, она справа, вторая — эта самая “миддл”, посредине, и третья — Лхотзе- шар, с краю. Соединены они мощным гребнем на высотах от 8000 до 8501 метра. Вот и получается: чтобы добраться до средней вершины, то есть непокоренной — “миддл”, надо сначала одолеть подъем на Лхотзе- главную, потом спуститься на гребень и снова подняться, уже к новой цели. Но и этого мало. Надо еще и вернуться обратно — тем же путем.

Короче, это пять суток работы на высотах стратосферных и без кислорода. Да чтобы еще была приличная погода. А пределом возможностей человека в таких условиях считаются трое суток. Это для спортсмена в идеальной форме, с прочной акклиматизацией. А если заболеет?

Может, они все- таки чокнутые, эти гималайские самоубийцы?

Но разве можно измерять таких людей нашими обычными и скучными мерками?

За месяц до прилета основной команды Владимир Башкиров успел многое сделать. Договорился с непальскими фирмами, с вертолетчиками, разведал часть маршрута будущего штурма.

В начале апреля в Непал прибыл основной состав — москвичи Владимир Коротеев и Николай Черный, Сергей Богомолов из Саратова, Валерий Бабанов из Омска, Валерий Першин из Екатеринбурга — все классные высотники с гималайским опытом.

Им удалось выполнить первую часть плана — совершить подъем на Лхотзе- главную. Потом был спуск.

В тот сезон судьба криво ухмыльнулась Башкирову. За полгода до главного события, траверса Лхотзе, к нему обратились за помощью альпинисты Индонезии. Они шли на Эверест, и лучшего проводника, чем он, не искали. Володя блестяще справился с делом: команда успешно преодолела подъем. Весной 1997 года флаг Индонезии был поднят над Эверестом. Все благополучно спустились вниз.

И начали петь медные трубы славы. Поздравления, приемы, орден господину Башкирову, приглашение быть гостем президента Индонезии. Из Джакарты в Катманду прибыл целый самолет высоких армейских чинов, ведь на Эверест поднималась экспедиция национальных Вооруженных Сил!

От поездки в Джакарту Башкиров отказался: его ждали товарищи на Горе. Но за неделю, проведенную с генералами из Индонезии, он потерял акклиматизацию.

Что ему там, на спуске, примерещилось, в его последние секунды? Зеленые искры лунного света на леднике? Голос погибшего Джорджа Мэллори позвал его?

Остановилось сердце. Кислород уже не помог.

Тело его завернули в спальник, оставили на время на скальной полке. На тот момент сил для спуска бездыханного Башкирова у его команды не было.

Человек космической науки, он шел к высоте земной дорогой. Не дошел. Пусть скалы будут ему пухом!

ГИМАЛАЙСКАЯ САГА РОССИИ

«Победа любой ценой — это вовсе не мой девиз», — говорил сильнейший альпинист страны Владимир Башкиров.

ВИЗИТНАЯ карточка: Владимир Башкиров, родился в 1952 г , окончил МФТИ, болел за «Спартак». Инженер-программист, альпинист-высотник, поднялся на семь восьмитысячников в Гималаях. Женат, двое детей, погиб в мае 1997 г во время экспедиции на гималайский пик Лхотзе..

Начало сезона было для Владимира успешным: вместе с индонезийцами он второй раз в жизни поднялся на Эверест. Потом он провел подробную разведку «своего» маршрута задуманного траверса восхождение на пик Лхотзе. Благо со склонов Эвереста этот маршрут хорошо просматривался.

Башкиров напряженно работал в горах почти два месяца — с марта по май. Вот тут-то, видимо, и сказалась перегрузка этих горячих весенних месяцев. Совсем недалеко от вершины Лхотзе, уже на спуске после успешного восхождения, Володе стало худо: сердце.. Кислорода с собой не было, срочно запросили снизу, из базового лагеря, кислородные баллоны.

На высоту 8000 м люди принесли снизу кислород. Пять часов Башкиров дышал живительным газом, все надеялись — оклемается. Увы, кислород не помог Тело русского альпиниста Владимира Башкирова осталось лежать там, у престола Лхотзе.

Восхождение в Гималаях ныне — это системный, точно просчитанный горный проект, выполняемый с учетом новейших достижений спортивной науки, авиационно-космической медицины, электроники, космической связи, не говоря уж о снаряжении, питании, медикаментах. И все же, пожалуй, главное новшество — применительно к России, — это новый психологический климат высотного альпинизма. Лет 15 назад, когда в Гималаи отправлялась первая отечественная экспедиция на Эверест, — все было внове, ехали в Непал с опаской, опыта не было, а психологический барьер был высоким. То была экспедиция на государственном уровне, с докладом самому генсеку! А теперь каждой весной и осенью из России отправляются в Гималаи по две-три экспедиции. Едут наши парни из Красноярска, Иркутска, Таганрога, Тольятти, Саратова, Северной Осетии, Камчатки, Ростова-на-Дону.

Башкиров незадолго до своей последней экспедиции в Гималаи рассказывал мне: «Как играющий тренер, я иду с командой наверх, несу тот же груз, что и другие, плюс видеокамеру. Для съемок часто захожу вперед, оттуда виднее, легче управлять самим процессом восхождения. Вижу глаза ребят, слышу их дыхание.. Вообще считаю, что руководить сложным высотным восхождением по радио невозможно. Грамотно руководить. Это все равно, что из космоса руководить ездой на велосипеде.

Когда вижу, что человек перегрузился, близко подошел к опасной грани, поворачиваю его вниз, порой даже силой! Ничего, там внизу поймет, еще и благодарен будет, что ему жизнь спасли.

Но такое — редкость, все же у меня за плечами уже семь «восьмерок», люди уважают мой опыт, прислушиваются».

Самого Володю никто не остановил и не послал вниз силой. Да и кто бы мог знать, как близко он подошел к опасной грани?

Башкиров был убежденный сторонник честной спортивной игры, джентльмен в спорте. Несмотря на то что очного судейства в альпинизме нет и никаких секундомеров и финишных ленточек на вершинах нет тоже, в горах своя этика. Абсолютная честность подразумевается изначально. Верят на слово, что ты был на вершине. Дурным тоном в горном спорте считается чрезмерное увлечение техникой, допингами, кислородом, искусственными точками опоры, применением вертолета в горах. Сегодня, в принципе, есть такая техническая возможность — издырявить всю гору шлямбурными крючьями, надеть после 6000 м кислородную маску, даже забросить гарпунной пушкой якорь на неприступную скальную стену и потом с помощью зажимов-жумаров подняться на стену почти как по эскалатору.

Но это неспортивно! Единомышленники Башкирова и он сам предпочитают в горах чистую победу.

Я спросил Башкирова тогда, весной 1997-го, до его поездки в Гималаи, кого он видит сегодня в числе сильнейшей тройки (пятерки) восходителей мира.

Он задумался. «Лет восемь назад ответ был бы однозначным: N 1 — Рейнгольд Месснер. Сегодня картина сложнее: есть небольшая группа лидеров, которые в наши годы определенно опережают других по числу пройденных «восьмерок». Это наш Анатолий Букреев — родом с Урала, это швейцарец Эрхард Лоретан, это Карлос Корсолио из Мексики, поляк Кшиштоф Велицки. К великому сожалению, весной 1996 года погиб на Эвересте очень сильный альпинист Роб Хоул из Новой Зеландии». (Автор и многие эксперты из России полагают, что в эту группу лидеров мирового альпинизма конца ХХ века можно включить и самого Владимира Башкирова.).

Около 10 лет он работал в космонавтике, в НПО «Энергия». Способный математик, выпускник Московского физтеха, Башкиров занимался разработкой программ для бортового компьютера космической станции «Мир».

«Долго я совмещал горы и космос, — вспоминал Володя, — удавалось убедить руководство, отпускали меня в экспедиции. Случалось и так: я в отпуске, а в бортовом компьютере сбой. — Где Башкиров?. — В горах. — Немедленно доставить сюда!. — А если он на восхождении?. — Посылайте вертолет, снимайте с маршрута! Надо срочно помочь космонавтам на борту». Мы давно знакомы были с Башкировым, много толковали с ним о тайнах высоты. Вот отрывки из одной нашей беседы.

«Мы многого не знаем о тайнах человеческого организма. Верно, так бывает: гибнут люди вроде бы сильные, волевые. Несгибаемые — как раз и ломаются, а вот гибкие.. Тут есть одна тонкость: надо уметь вовремя сменить программу. Вот ты идешь вверх, но уже на грани, — надо это понять и вовремя повернуть вниз. Сменить программу — это очень трудно. Вот и получается: побеждают люди осторожные, если хотите, даже трусоватые! Победа любой ценой — это вовсе не мой девиз. Я вершине даже полпальца не отдам, их у меня всего только двадцать! А вершин — вон сколько..

Я считаю так: обморозиться, а тем более погибнуть — значит потерпеть поражение. Смерть в горах — всегда чья-то ошибка, если это не стихия. Это чей-то непрофессионализм. Можете так и написать, что, мол, Башкиров — трусоватый альпинист.. И у меня семь «восьмерок!»

Он как в воду глядел, — и кто бы это знал тогда? Ну кто бы ему — сильнейшему и опытнейшему — мог приказать: смени программу, Володя! А сам он не смог этого сделать. Верно, захлестнула его стихия азарта: вот она, вершина, великая цель!.

За все надо платить, в горах все мячи крученые. Почему-то некстати вспомнилась максима философа Николая Бердяева: «Мир есть страсть и страстная эмоция».

20.06.1997, Независимая газета

Башкиров умер от остановки сердца на руках у Сергея. Богомолов волоком тащил своего друга вниз с вершины Лхоцзе. Бросить коллегу, как часто происходит на высоте 8000 метров, которая именуется зоной смерти, ему в голову не пришло. О событиях 26 мая 1997 года Богомолов вспоминает, не стесняясь в выражениях.

— Тогда с природой творилось что-то неладное. Я убежден, что большое количество смертей в тот гималайский сезон — не случайность. Горы не хотели нас принимать. Гибли лучшие. Люди, имевшие за спиной солидный стаж восхождений, несколько восьмитысячников — Букреев, Башкиров, Плотников, Трощинин, Хабибулин. Работа на высоте шла очень тяжело. Постоянный ветер, снег. В базовом лагере они просидели больше 2 недель. Богомолов чувствовал себя неважно, но на вершину пошел. При спуске Сергей нашел Башкирова сидящим на камне, примерно на высоте 8.400 метров.

— Я остановился, стал уговаривать Вовку встать и идти. Он меня слышал, но вместо движения, которое в той ситуации есть жизнь, сидел. Просил дать ему теплого чая. Но откуда у меня чай?! На вершине Лхоцзе его не дают. По рации связался со штурмовым лагерем, попросил о помощи. Понял, что Башкиров сам не дойдет. Да и сам был на пределе. Навстречу пошли двое — Валера Бабанов и Серега Тимофеев. А вот один парень, который быстрее других забежал на гору, отказался.

— Вы его осуждаете?

— Да. Нечего бегать на скорость, если у тебя нет сил, а главное, мужества, чтобы выйти на помощь из теплой палатки.

— Выше 8 тысяч метров — зона смерти. Считается, что на этой высоте каждый отвечает только за себя, а говорить о взаимовыручке в условиях, несовместимых с жизнью человека, просто нельзя. А вы, выходит, так не думаете.

— Есть негласный кодекс чести альпиниста. Его все люди, которые в горы ходят, знают. В СССР этот кодекс был превыше всего. Главная его заповедь — вершиной стоит пренебречь, если на кону жизнь человека. Я этого и придерживаюсь.

Разговоры, споры начались с того, что японцы бросили в беде индийскую экспедицию. Шли вниз с Эвереста и прекрасно видели, что индийцы терпят бедствие, но бросили их. Те замерзли. Индия официально возмутилась. И пошло-поехало. Кто-то нашел себе с помощью японцев оправдание. Зона смерти, мол.

— А что — не так? Не зона смерти?

— Она самая. Но есть такая поговорка: сам погибай, но товарища выручай.

Он пытался спасти Башкирова до последнего, рискуя замерзнуть на горе. Говорит, что понимал: смерть рядом. Но уйти не мог. В палатку его втащили полуживого. Сам Сергей говорит, что до смерти ему оставался час. Он, к счастью, успел. Башкиров остался в Гималаях навсегда.

1997 год. Анатолий Букреев, Владимир Башкиров и Евгений Виноградский, работая гидами, помогли троим индонезийским восходителям подняться на вершину Эвереста. Потом была первая попытка русских альпинистов совершить траверс Лхоцзе — Лхоцзе Шар и взойти на Лхоцзе Среднюю — последний непокоренный восьмитысячник на планете и попытка Букреева и Моро пройти траверс Лхоцзе — Эверест. Погиб Володя Башкиров. Сразу после этого трагического события, спустившись в базовый лагерь на леднике Кхумбу, Анатолий Букреев дает интервью, объясняя причины гибели и анализируя обстоятельства этих двух экспедиций.

Анатолий Букреев: С одной стороны, я понял, как много я знаю о высотном альпинизме, с другой стороны — как много еще не знаю. Трагедия с одним из лучших альпинистов России, с одним из самых сильных и опытных.

— Не думаешь ли ты, что именно из-за того, что он опытный, Башкиров взвалил на себя такую ответственность, и не смог ее снять даже в таком тяжелом состоянии? Ведь он же сказал, что болен — перед выходом на штурм?

Анатолий: Я могу ситуацию обрисовать. Мы вернулись после совместного восхождения на Эверест с индонезийцами, где мы были консультантами, тренерами и спасотрядом. Виноградский Евгений, Володя Башкиров и я — мы участвовали в таком крупном неординарном национальном индонезийском мероприятии, которое взяло из нас кучу энергии. Я не знаю как с Женей и Володей, может, им было попроще, но мне после прошлогодней трагедии, когда вывалили кучу критики на мои плечи, когда я сделал все возможное, чтобы спасти людей, — мне было очень тяжело. Вроде я был и в героях, и в то же время я совершил какие-то ошибки, по мнению многих. Тогда погибли лучшие гиды-альпинисты, лучшие и самые опытные. Тот же Роб Холл, который в пятый раз совершил восхождение, и погиб на спуске с клиентом — он был ответственен за других, более слабых. Более слабые тоже погибли. Шторм однозначно отрезал от жизни людей, не разбирая, кто там сильный, кто слабый. Он начался, люди потеряли возможность видимости на спуске, остались на высоте, что привело к летальному исходу. Во время прошлогодней трагедии я спас трех человек, но я не пользовался кислородом. Говорят — это моя вина. Но я был в такой форме, я взошел в прошлом году на три восьмитысячника, последний (Манаслу) за 2 месяца до Эвереста, у меня была такая громадная акклиматизация, форма, когда я чувствовал, что добавочный кислород мне был не нужен. В этом году ситуация после автокатастрофы, после того, что я не тренировался, перенес 2 операции — совершенно другая.

Сталкиваешься с непредвиденными ситуациями. Вот в прошлом году — погибли лучшие, сильные альпинисты. Скотт Фишер — я его считаю лучшим высотником Америки. Роб Холл был экспертом по Эвересту, он возглавлял компанию Adventure Consultants, и это была фирма, известная во всем мире, он поднял много клиентов на вершину Эвереста, обеспечивая безопасность, И вот его два клиента погибли, погиб гид и он сам. Это во время шторма. Я в этой ситуации работал, делал, что мог, вытаскивал клиентов, принимая неординарные решения, которые расходились с решениями консервативных гидов. Я, допустим, делал все по-своему, по-другому, и это помогало мне выжить, и я спас других. Но вот эти мои неординарные решения никак не согласуются с опытом западных альпинистов. У нас возникло много разногласий с альпинистами, которые считаются монстрами (Тодд Бурлесон, Эд Вистурс, который в пятый раз уже на Эвересте — вот они стоят сейчас тут же в ВС) Они меня начали критиковать. В Штатах в огромных публикациях в журналах (Лайф. Клайминг и т.д. ) было много позитивного и много негативного по этому поводу.

И поэтому в нынешней экспедиции на мне был очень большой груз ответственности. Экспедиция выжала из меня все, съела психологически. У Башкирова тоже, я думаю, эта экспедиция выжала неимоверное количество сил, потому что он провел всю подготовку, провел все это мероприятие. Я был консультантом. Я не афишировал свои физические проблемы, что имел 2 операции в Штатах, сидел там и организовывал всю экипировку и материальную и техническую подготовку экспедиции. Володя сидел в Непале и тренировал команду.

Мы согласовывали наши действия. И успешное проведение мероприятия потребовало огромных затрат, потому что мы восходили на Эверест с индонезийцами, которые ни разу в жизни не видели снега, первый раз взялись за ледоруб в декабре, и узнали, что такое кошки и зажим. Но они были военные, индонезийский спецназ, им поставили задачу, и они пробовали с ней справиться. Поэтому это мероприятие отняло гораздо больше сил, чем мы предполагали, и у меня и у Володи Башкирова.

И потом, у нас сложилась непредвиденная ситуация. Обычно мы приезжаем в экспедицию, проводим акклиматизацию, и совершаем свое спортивное восхождение, выкладываемся. Здесь же мы получили акклиматизацию и выложились с индонезийцами, и попробовали сохранить силы для своего самого главного мероприятия. Башкиров с командой собрался делать траверс Лхоцзе — Лхоцзе Шар. А я собрался со своим другом итальянцем Симоне Моро на траверс Лхоцзе — Эверест. Если бы мы его прошли, это имело бы огромное мировое значение, наравне с траверсом массива Лхоцзе.

Восходители на Эверест: Башкиров, индонезийцы, Виноградский и Букреев Когда мы спустились в Катманду, туда прибыли 17 индонезийских генералов, и мне пришлось объяснять им, почему взошли только три человека, а не как предполагалось. Это не профессионалы-альпинисты, а военные, и приходилось объяснять все на пальцах. Такие были странные вопросы, что можно было падать и смеяться. Мы потратили 12 дней, чтобы объяснить представителям индонезийского правительства, что мы делали, чтобы результаты нашей экспедиции были правильно поняты.

Мы думали, этот отдых принесет положительный момент, и будет больше шансов на успех в следующем мероприятии. Получилось наоборот. Спустившись вниз, в Катманду, после тяжелой, громадной работы, мы резко сбросили высоту и оказались в бездействии 12 дней. Это все равно, что на полном скаку остановить лошадь. Или машина у тебя мчится со скоростью 130 км в час, и резко затормозить — что с машиной будет? То же самое и с нашими организмами случилось, я думаю так.

Все было очень похоже, и у меня, и у Володи. Во время траверса я после одной третьей проделанной работы от той, что требовалось проделать, был недалек от того, чтобы навсегда остаться в горах.

У Володи было то же самое. Мы на первом этапе поддерживали связь и взаимодействовали с русской экспедицией. Мы надеялись переночевать в 4 лагере, но получилось так, что шанса у нас не было, и мы стартанули сразу из 3 лагеря. И вот уже в 4 лагере я видел, что у русской команды начались какие-то проблемы, которые должны были быть разрешены до начала траверса, и это опять же легло грузом на плечи руководителя, самого сильного и опытного альпиниста. В 4 утра мы подошли к 4 лагерю, когда русская команда уже выходила, а мы решили отдохнуть пару часов, так как на маршруте будет много народу, а нам очень пригодился бы отдых после непрерывной четырехчасовой работы. Мы остановились с Симоне, и я заметил что-то необычное со здоровьем, и после этого отдыха я был не в той форме, которую ожидал. Я это связал с тем, что обычно мы проделывали подготовку перед штурмом по-другому. Сейчас наше тело было к этому не готово — мы сломали нормальный график подготовки, которому следовали я 20 лет, Володя свои 25 лет.

— Башкиров взял на себя такую задачу — он же не мог сказать ребятам — вот вы идите, а я не пойду, потому что заболел. Он взялся за этот траверс, 4 года его готовил — он не мог не пойти.

Анатолий: Взять, к примеру, Канченджангу. (имеется в виду траверс Канченджанги — вторая советская гималайская экспедиция — прим ред.) Чтобы идти на сложный маршрут, лучшие альпинисты тренировались, не работали 2 года, отбирались, чтобы из каждого региона лучшие попали в эту двадцатку, и на траверс работали эти 20 человек. Шла мощная двухгодичная подготовка, шел отбор лучших из советской школы альпинизма, которая в высотном классе одна из самых сильных в мире.

И потом мы шли этот траверс. Какой настрой был. Какая у меня подготовка была. Какая подготовка была у команды. И теперь я сравниваю траверс Канченджанги с траверсом Лхоцзе — Лхоцзе Шар. Это идентичные задачи. Трудно сказать, что сложнее: Канченджанга повыше и подлинее, здесь технически сложнее. Там все было продумано, технически обезопасено, а здесь далеко не все так технически подготовлено. Я не говорю ничего плохого о ребятах — не знаю просто. Я знаю хорошо, чего я стоил 6-7 лет назад, чего я стою сейчас. Я могу оценить, допустим, подготовку того же Коротеева, или Богомолова. Молодежь — ну какие условия они теперь имеют — и какие имели мы, допустим в национальной сборной. Когда мы жили в Эшера, тренировались 3 раза в сутки, питались на 20 рублей в день, что на нынешние деньги даже не знаю сколько тысяч будет. Я не ориентируюсь в деньгах. Но это были очень большие деньги.

— Обычно перед восхождением спускаются вниз отдохнуть?

Анатолий: Да, спускаются вниз. Иногда ты спускаешься вниз после проведенной тяжелой работы на высоте и попадаешь на подъем, но после подъема всегда следует спад. Если же ты попал на время спада (а у нас наше самочувствие идет по синусоиде), то дальше ты попадаешь на такой спад, что твое самочувствие и защитные силы в организме в два раза ниже, чем обычно. И вот мы попали как раз на спад. У любого человека есть определенные проблемы со здоровьем. У меня обострился мой бронхит, заложило носоглотку, я чувствовал себя в болезненном состоянии. Проблемы с горлом обострились в считанные часы. Вышел я из 3 лагеря с высоты 7200, чувствуя себя великолепно, подошел к 4 лагерю — Володя Башкиров как раз выходил. Я спросил у него, как дела. Я что-то плоховато себя чувствую, — ответил он. Я, — говорю, — тоже не в порядке. Отдохну, посмотрю, как буду себя чувствовать. Буду работать по самочувствию, но что-то я не в том состоянии, в котором хотелось бы находиться. То же самое прозвучало и от него. Так мы перекинулись этими словами.

Два часа мы отдыхали. Симоне на 10 лет меня моложе, он сильный альпинист, но не очень опытный, и я нес на траверс весь рюкзак. Я подумал, что может быть, проблемы из-за веса рюкзака, что я много несу. На мы уже догнали русскую команду, обошли, и я оставил рюкзак, чтобы потом идти на траверс.

— Вы первые поднялись на Лхоцзе Главную?

Анатолий: Перед нами только Бабанов поднялся. И еще кто-то. Глеб Соколов. Я все время говорил Симоне — не торопись, у нас еще 2-3 дня тяжелой работы на огромных высотах. Рюкзак оставил — легче не стало. Ну, уже впереди Коротеев, впереди Башкиров. Башкиров, я вижу, снимает фильм — все нормально. Башкиров — он всегда в себе, никогда не афиширует свою слабость, по нему никогда не скажешь, как он — Башкиров есть Башкиров. Перекинулись с ним словами. Я говорю: «Что-то я уплываю из реального мира, плохо мне, то ли акклиматизацию потерял, то ли болезнь». В комплексе все получилось. Сломан был правильный график подготовки и обострились хронические болезни. О помощи просить — да у них своих проблем хватает. Но на всякий случай предупредил, что могу остаться тут на спуске. Если увидят, что лежу где-то в снегу, чтоб не удивлялись. А Володя мне говорит: «Слушай, а у меня ночью была температура, и я плохо себя чувствовал». Я спросил: «Как ты сейчас?» «Нормально», — говорит он, — «только очень большая слабость». Нам говорит — проходите, я все равно буду ждать последних, там Першин наверное последним будет, я буду ждать Валеру, а вы проходите.

Мы прошли на подъем, я взошел на автопилоте на вершину, снялись там, и я уже чувствую — я в таком состоянии — чехол от камеры роняю. «Симоне,- говорю- спускаемся вниз, до рюкзака, я чувствую себя плохо, там будем решать, что делать». Единственное, что может помочь в такой ситуации — это быстрый сброс высоты. Если остаешься на высоте, состояние усугубляется стремительно.

На спуске остановился рядом с Володей, говорю ему: «Не знаю, спущусь, или не спущусь». Ну а у них свои проблемы.

Я конечно, когда увидел, что Богомолов поднимается. А Башкиров настроен был так, чтобы ждать всех. Богомолов поздно уже поднимался. В принципе, нельзя было поздно так подниматься.

— Когда вы спускались, какое состояние было у Башкирова, ему стало хуже?

Анатолий: Я не обратил внимания, поскольку сам был плох. Симоне вот мне говорил, что глаза у Володи резко изменились.

— Башкиров был без очков в тот момент?

Анатолий: Он периодически очки снимал и работал с камерой. Насчет своего состояния он промолчал. Он сказал, что будет ждать последнего и ему надо поснимать заодно. Видно было, что ему нехорошо, но слабый человек, когда ему плохо — он не может подниматься, не может работать. Сильный человек на уровне слабого может работать. Поэтому риск погибнуть у сильного человека на высоте гораздо выше, чем у слабого. Потому что у слабого барьер срабатывает, и он не идет дальше, а сильный перебарывает себя.

Кроме того, мы с Симоне работали двойкой и могли быстро спускаться. А Башкиров вынужден был задержаться. С одной стороны, это оправдание для себя — остановиться. С другой стороны, он задержался на высоте, и это усугубило его состояние. А это вроде как и легче. Когда человек замерзает, ему кажется, что ему тепло и хорошо, он просто уходит из реального мира. То же самое и на высоте — реально уплываешь и перестаешь оценивать ситуацию.

— Было 12 часов, когда Башкиров последний раз вышел на связь. Ему надо было начать спускаться, возможно, нужна была помощь, но он сказал, чтобы ребята продолжали работать на маршруте, провешивали веревки. Ему самому еще было не меньше 5 часов до вершины. Что это значит? Больше он на связь не выходил. Не оценивал себя?

Анатолий: Во-первых, не оценивал. Во-вторых, он был ответственен за группу. Он должен был оценивать группу. Допустим, я провожу мероприятие, я совершаю восхождение вместе с командой. Я выпадаю, но идея-то остается, группа должна продолжать работать.

— Почему он не признался, что ему плохо, и не попросил помощи команды?

Анатолий: Ну, мы говорим о 12 часах, а совсем плохо ему стало, может быть в 5-6 или в 8 часов.

— Когда вы с ним разговаривали?

Анатолий: В 4 утра в лагере, вперед вершиной и где-то в 14-14.15 на спуске. Мы с Башкировым совершили восхождение на Эверест, одинаково выложились, одинаково провели всю подготовку, одинаково отдохнули внизу и одинаково заболели. Я думаю, что это не случайно. Мое состояние тоже изменилось в считанные часы. Я шел на этот траверс как на супериспытание, я верил в этот успех, я был готов к нему. Через 4 часа, подойдя к палаткам на 7900, я засомневался в успехе мероприятия. Еще через 2 часа я почувствовал себя плохо, еще через 2 часа я уплывал из реального мира. То же и с Башкировым. Симоне более наблюдательный, он говорит, что когда мы вразговаривали с Володей, он улыбался и был в порядке, а через час его состояние резко изменилось.

— По поводу спасательных работ — был ли такой случай на восьмитысячнике, чтоб ребята сходили на гору, потом спустились до палаток, потом снова фактически прошли полпути наверх для спасаловки, причем ночью? Вот у тебя на Эвересте — ты поднимался второй раз.

Анатолий: Я три дня работал в шторм без видимости. Когда все опытные шерпы отказались работать и даже из палатки выходить. И вообще я знаю, что такое высота и спасы после восхождения. Мне пришлось это делать после Эвереста. Удалось спасти людей, когда я работал без кислорода и совершил восхождение на Эверест. После этого трудно объяснить — люди не представляют, что я смог сделать. Просто это нереально — по самочувствию, по затратам. Мне пришлось в прошлом году эти три дня быть на грани.

Уходишь в зону риска, можешь спасти, а можешь остаться. Поэтому на такое решиться. Ну, иностранцы, они просто не понимали, когда нашли тело Башкирова за 100 метров от палатки, на веревке — они не понимают, что ребята отработали и все, что смогли — сделали. А когда уже человек умер, и ему ничем не поможешь, они спустились к палатке и начали бороться уже за свою жизнь.

— Потом же к нему опять поднимались?

Анатолий: Да, потом уже просто отдать долг почтения, чтобы завернуть тело, чтобы не без внимания оставить. То, что могли сделать — сделали.

Продолжение фильма «Русский» восьмитысячник — Лхотзе средняя

Источник: http://www.climbing.ru/forum/all/topic_306

Published by admin